Блоги

Цветаевская Италия

(9 голосов)

   За окном был жуткий холод, бушевала метель, а галерея «Айна» павлодарской областной библиотеки расцвела яркими красками Италии! Здесь 25 февраля  состоялось открытие фотовыставки «Дорогами “Воспоминаний”. Цветаевские места Италии». Автор работ – известный фотомастер, наша землячка Татьяна Алексенко, которая живёт в Италии, но постоянно радует павлодарцев своими творческими проектами.  Татьяна – член FIAF (Итальянская Федерация фотографов и фотоассоциаций), автор методического пособия  «Фотография как инструмент развития речи» (на итальянском языке), она прекрасный журналист и переводчик, сотрудничает со многими итальянскими, российскими и казахстанскими изданиями. Куратор и участник многочисленных коллективных и персональных выставок, арт-проектов, биеннале в Казахстане, России, Италии, Германии, Таиланде и других странах.

Когда несколько лет назад Т. Алексенко побывала в музее писательницы Анастасии Цветаевой, который с 2013 года работает в Славянском культурном центре, павлодарские цветаевцы «заразили» её этой темой, рассказали о том, что в детстве в 1902-1903 годах сёстры Цветаевы жили в Италии. В книге А. Цветаевой «Воспоминания» этому времени посвящена целая глава.

 Анастасия Ивановна была в Италии трижды, второй раз – в юности, а в 1927 году по приглашению Максима Горького она ездила в Сорренто. География Цветаевских поездок обширна: Генуя, Рим, Флоренция, Венеция… Тогда на встрече в павлодарском музее А. Цветаевой и родилась идея-предложение: проехать по Цветаевским местам, запечатлеть их на фотоснимках.

   И вот летом 2020-го года, во время ослабления карантина, используя свой отпуск (и личные сбережения)  Татьяна с мужем-итальянцем совершили такое путешествие. Собран уникальный материал, сделаны сотни фотографий. 40 из них, размещённых на выставке, Т. Алексенко сопроводила цитатами из «Воспоминаний», что придало экспозиции особый смысл и информативность. Не будет преувеличением сказать, что выставка о Цветаевских местах Италии стала не только событием павлодарской культурной жизни, но и событием для всего цветаеведения.

   Председатель Славянского культурного центра Т.И. Кузина, открывая выставку, сказала о том, что организаторы посвятили её 30-летию Независимости Казахстана и 25-летию Славянского центра:

Т.С. Корешкова отметила, что это не только замечательный пример сотрудничества музея и фотомастера, но и пример необычного, творческого и плодотворного прочтения книги:

Известный фотохудожник Александр Пархоменко говорил о мастерстве и творческом почерке коллеги. Благодаря А.В. Пархоменко, члену Правления Славянского центра, были распечатаны фотографии Т. Алексенко, выпущены красочные буклеты.

Внук А.И. Цветаевой Геннадий Васильевич Зеленин выразил благодарность автору выставки от имени всей семьи Цветаевых-Трухачёвых за внимательное и бережное прочтение  «Воспоминаний», за уникальные фотоснимки, которые, несомненно, привлекут внимание посетителей выставки и к самой книге, и в целом к творчеству Анастасии Ивановны Цветаевой:

 

Для павлодарцев особенно дорого, что книгу, послужившую основой для фотовыставки, А. Цветаева начала писать именно в Павлодаре, в домике по улице Карла Маркса, приехав сюда в 1957 году. Главы о детстве в Италии писались, несомненно, здесь, и вот эти воспоминания воплотились в прекрасные фотографии и вернулись в наш город…

Выступает О. Григорьева

   Татьяна Алексенко подарила павлодарцам не только замечательную фотовыставку. Она привезла в музей Анастасии Цветаевой уникальные экспонаты: книгу на итальянском языке «Сердце», изданную в начале 19-го века (репринтное издание), которую читала в Италии юная Марина Цветаева; книгу-альбом «Нерви»  с автографом составителя, известного цветаеведа из Италии Августы Докукиной. Экспозицию музея пополнили удивительно красивые морские камешки с того самого места, где любили отдыхать Марина и Ася, а также фрагмент стены «Русского пансиона», где жили сёстры Цветаевы в начале 20-го века. В июле 2020 года в здании шёл капитальный ремонт, убирались внутренние старые стены, и Т. Алексенко оказалась, как говорится, в нужное время в нужном месте. Строители, увидев, с каким интересом она рассматривает и фотографирует бывший «Русский пансион» (сейчас частное владение), предложили ей взять кусочек стены, на которой ещё сохранилась краска столетней давности…

Из «Воспоминаний»: «…В Нерви мы едем завтра. Папа уже съездил туда, нашел пансион, где мы все будем жить, он называется “Pension Russe” («Русский пансион»); его хозяин – немец, с юности живущий в Италии; у нас будет квартира в четыре комнаты, во втором этаже, окнами в сад». Сейчас на здании – памятная доска о пребывании здесь в начале 20-го века талантливых сестёр Цветаевых.

   Татьяна Алексенко сказала в своём выступлении, что целью фотовыставки стало не только запечатление фактов и мест, связанных с путешествиями Цветаевых по Италии, но и передача общей атмосферы и эмоций, которые остались в памяти, и о которых с теплотой и ностальгией писала Анастасия Ивановна в своих мемуарах. Автор провела экскурсию по выставке, рассказав много интересных подробностей и особенностей съёмки.

   Действительно, фотографии зачастую передают эмоции, отражённые в «Воспоминаниях», и не только положительные. Один из снимков передаёт первую, «неудачную» встречу Марины и Аси с морем: кусочек воды, синеющий среди пышных крон деревьев.

«– Скоро будет море, дети, – сказал папа, хорошо знавший Италию, – глядите вон туда…

Мы прилипли к окнам. Сердце билось, заглушая стук поезда.

– Где, где?..

– Ну, вон, вон оно! Левее, неужели не видите?

– Это? – У кого-то, а вернее, что у обеих, это сказавших, пресекся обидой голос. Далеко и плоско, крошечно зажатая между каких-то неровностей пейзажного рельефа, блеснула серебристой синевой узенькая полоска. Мы ждали, что оно вылетит к нам навстречу из-за поворота, сияющее и огромное, такое, как дышало и билось в стихах Пушкина. Муся, легко и часто красневшая от обиды и застенчивости, должно быть, покраснела в тот миг. Она молчала, сощурив близорукие зеленые глаза на обманувшую даль. Высокомерно смотрела она и мимо меня, хныкавшей: «Разве это море? Это совсем не море, совсем даже не похоже…»

Неудачным было и второе свидание с морем. Генуэзская гавань. Папа, видевший наше огорчение, повел нас смотреть его – в порт. Да, оно было бескрайне. Где, за линией воды, в Тарусе были кусты и тот берег, тут был сплошной блеск, кончавшийся о небо. И все-таки – мы ждали чего-то другого. Пушкинское разбудило, вернее, вызвало в нас нечто такое, чего и в помине не было в Генуэзском; как большие игрушки, плескались корабли в плавных струях мутной воды, пахнущей дегтем, нефтью. И оно было срезано каменным бортом гавани. Тут царило не море, а бочки и ящики, темнокожие от солнца матросы, канаты, лодки, трапы – все, что мешало морю и нам. И, сконфуженные морем еще раз, мы чинно брели рядом с папой, силясь не выдать себя, чтобы не обидеть его хлопот о нас».

Генуэзскую гавань с «толпящимися» кораблями тоже увидели посетители выставки…

Но вот, наконец, и настоящая встреча с морем:

 

 «Нестерпимый блеск серебра и зелени, занявшей всю даль, разжимал ее руки, и она (Марина - О.Г.) оглохла, онемела, вся, с головы до ног. Перед нами расстилалось – море…

– Это – Маленькая Марина! – пояснил, лукаво смеясь, Володя. – La Grande Marina — там, в Нерви! – Он указал направо, на полосу серых грифельных скал. – Ее – Ася, – сказал он, кивнув на меня, только что добежавшую, – а тебя – как?

– Меня? – сказала Маруся немного высокомерно, точно он должен был знать сам, точно этот вопрос был лишний, разве ее могли звать иначе?! – Марина…»

Т. Алексенко бережно ведёт читателя (и зрителя) по страницам «Воспоминаний». Прекрасная, завораживающая фотография передаёт очарование сестёр скульптурами на кладбище Кампосанто:

«На другой день папа повел нас на знаменитое генуэзское кладбище Camposanto (Святое поле). Мама предупредила нас, что настоящих произведений скульптуры, как те, что мы знали по папиному Музею, вернее – так как музей еще строился, – по каталогам скульптуры, там мало или их вовсе нет. Что на могилах, заказанных генуэзской знатью, купечеством, – мраморные изваяния, создания средней руки художников. «Встретится вам, может быть, и безвкусица – аллегории “Скорбь”, “Отчаяние”, – вставил папа, – не бог весть каких мастеров, но в общем и целом это вам даст понятие». «А “аллегория”, – пояснила мать, – это…»

 

Мы слушали потому, что надо же слушать слова старших, когда они так хотят объяснить. И все-таки с Кампосанто случилось наоборот, чем – с морем. Оно понравилось нам так сильно и искренне, что и Микеланджело бы не помог! Темная, резная хвоя кипарисов, густая, как шерсть на дворняге (с подпушком!), невиданного цвета лиловое небо, запах лавра, растопленный в нежной жаре дня (после московских осенних дождей), и под этим – взмах мраморных крыл в каменной тишине кладбища, города склепов и памятников над когда-то тут ходившими, дышавшими, как и мы. Что за дело могло быть нам, в десять и восемь лет, что поза плачущей мраморной женщины, коленопреклоненной у мраморной плиты, – не в меру патетична? И не то ли, что именно мы чувствовали меж могил, выражал чей-то точеный мраморный палец у мраморных губ? Не та же ли серебряная тишина сковывала их – и нас? Завороженные, ходили мы по белому городу мертвых, воскрешая под спудом недвижных глыб – жизнь смолкших под ними людей»...

Внук А.И. Цветаевой Г.В. Зеленин и автор выставки с книгой «Воспоминания» из фонда областной библиотеки.

Мы благодарны Татьяне Алексенко за прекрасный творческий проект, подаривший столько эмоций и воспоминаний о любимой павлодарцами книге! Надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество!

Уникальная фотовыставка «Дорогами “Воспоминаний”» будет работать в областной библиотеке три недели.

                                                                                О.ГРИГОРЬЕВА.

 

 

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии